Мифы о раке, неэффективные лекарства, средства для лечения рака и профилактики

Заболевания

Информации о раке много не только в печатных изданиях – интернет буквально пестрит зазывающими заголовками, статьями и даже какими-то «научными» трудами. Большинство статей представляют собой обещания о чудодейственном средстве, которое излечит от рака всех и каждого. Есть и статьи на просторах Интернета, которые кажутся самым настоящим научным трудом, но на поверку оказывается, что никакого официального подтверждения изложенным фактам найти не удается. В данном материале будут выделены 10 самых устойчивых мифов о раке.

Рак – болезнь современности, раньше такой патологии не существовало

В современном мире мысли о раке занимают слишком много места в умах людей, поэтому и создается впечатление, что раньше об этой болезни никто и не слышал, ведь ни в исторических опусах, ни в былинах и сказках о чем-то похожем не упоминается. Но на самом деле ученые утверждают, что рак существует столько, сколько и само человечество. Разнообразные проявления рака были описаны в работах древних врачей из Египта и Греции, при раскопках и исследованиях человеческих костей из прошлых веков были обнаружены признаки рака конкретно на костных тканях.

Но стоит отметить, что за последнее время действительно увеличилось количество случаев заболеваний раком. Это может быть связано с несколькими факторами:

  1. Возраст. Люди научились бороться со многими инфекционными заболеваниями, проводить профилактическую вакцинацию, лечить множество патологий, которые еще 100 лет назад являлись неизлечимыми. Продолжительность жизни увеличилась, что привело к старению ДНК, его повреждению, что и провоцирует появление злокачественных опухолей.
  2. Неправильное питание. Пресловутые фаст-фуды, употребление некачественного алкоголя в больших количествах – это тоже является факторами риска рака. Естественно, что современное общество не заостряет внимание на подобных мелочах, и совершенно зря! Раньше люди ели только натуральные продукты, использовали соль и специи в ограниченных количествах, пренебрегали крепкими напитками (бывали и исключения, конечно).
  3. Загрязнение воздуха. Тут не нужно «открывать Америку» — в воздухе содержится такое большое количество вредных веществ, что частота диагностирования рака стала уже чем-то привычным для врачей, работающих в крупных городах, промышленных центрах.

Обратите внимание: все эти факторы не означают, рак – болезнь техногенного общества. В большинстве случаев и сейчас рак имеет вирусную и бактериологическую этиологию.

Существует профилактика рака – простая и эффективная

Чеснок, брусника, зеленый чай, свекла… Множество продуктов, овощей и фруктов, напитков представлены в качестве профилактических средств против рака на ресурсах в интернете, но на самом деле все это «пустышка». Нет, употребление зеленого чая и черники будет весьма полезно в рамках диеты, но отношения к предотвращению злокачественных опухолей никакого эти продукты не имеют.

Организм человека устроен очень сложно, также как и раковые опухоли – каким-либо продуктом их не одолеть. Одно время считалось, что продукты с высоким содержанием антиоксидантов тоже помогают предотвратить рак, но теперь точно доказано, что они могут быть вредны.

Запомните: снизить риск развития рака может только здоровый образ жизни. Речь идет об отказе от курения и алкоголя, контролировании веса тела (не допускать ожирения), ведении активного образа жизни – это входит и в часть Европейского кодекса против рака.

Рак вызывает «кислотная» диета

Есть такие мифы, которые явно противоречат законам биологии, но при этом люди продолжают упорно верить в них. Одним из таких мифов является утверждение, что нужно употреблять в пищу как можно больше «щелочных» продуктов (зеленые овощи, фрукты и лимоны, как бы парадоксально не звучало), чтобы предотвратить появление в организме раковых клеток. Но это и есть биологический нонсенс – раковые клетки не могут долго жить в слишком щелочной среде, но исключительно диетой отрегулировать процесс формирования щелочной среды в организме невозможно.

Нет никаких научных доказательств тому, что «щелочные» продукты способны предотвратить развитие рака в организме, хотя употребление овощей и фруктов, конечно, укрепит здоровье.

Сахар провоцирует образование раковых клеток

Считается, что для предупреждения рака необходимо полностью отказаться от употребления сахара – якобы именно он их питает, обеспечивает им рост и распространение. Следует знать, что сахар – это глюкоза, которая необходима для нормальной жизнедеятельности всего организма, для получения энергии. Поступающий в организм сахар не различает здоровые и раковые клетки, поэтому при отказе от него человек не получит нужной ему энергии, не сможет нормально работать и вести активный образ жизни.

Ученые работают над тем, чтобы «научить» организм различать раковые и здоровые клетки. В таком случае он сможет обеспечивать питанием только первые, но это все в далеком будущем, так что можно безбоязненно употреблять в пищу сахар.

Рак имеет грибковую этиологию, поможет в борьбе только пищевая сода

Эту теорию сотворил и активно продвигает «в массы» итальянец Симончини. Он утверждает, что рак возникает на фоне грибка Кандида, а противогрибковые лекарственные препараты абсолютно неэффективны, и нужно лечиться исключительно пищевой содой.

Чтобы опровергнуть эту теорию, достаточно посмотреть на раковые опухоли, которые были удалены у больных. Дело в том, что их структура совсем не такая, как представляет ее в своих видеороликах Симончини (не зря он демонстрирует только внешнюю оболочку опухоли, никогда не показывая ее в разрезе). Да и операции, проводимые по методу итальянца официально запрещены в Голландии, так как были случаи смерти пациента на столе.

Все официальные опровержения теории о грибковом происхождении рака имеются в сети интернет – они в свободном доступе, можно их изучить и удостовериться в неправдивости таких утверждения.

Существует чудо-средство от рака

И не только существует, но еще и активно продается в интернете! Конечно, нужно с пониманием относиться к отчаявшимся раковым больным – они действительно ищут все способы лечения, готовы испробовать вообще все, что угодно. Но ведь нужно понимать, что продажи средств в интернете – это лишь маркетинговый ход, никаких официальных исследований в их отношении не проводилось.

Справедливости ради нужно сказать, что ученые сейчас ведут исследования в отношении препарата на основе австралийского ореха, есть и некоторые положительные результаты. Но ведь это не означает, что все больные должны ехать в Австралию и грызть кору этого дерева! Помните, что препараты на основе любых растительных исходников – это комплексы, в которых активные вещества грамотно скомпонованы и подобраны в точной дозировке.

В интернете, между прочим, имеется информация о бесполезных препаратах против рака, которые активно рекламируются.

Фармацевтический заговор

Это уже даже не смешно! Обсуждать, что простые способы или какое-то средство помогает избавиться от рака, но о них неизвестно, потому что фармакологические компании не хотят терпеть убытки, это как минимум наивно. Подумайте сами – если бы было получено/выведено/изобретено какое-либо лекарство от рака, то выпускающие его компании просто обогатились бы.

Некоторые умудряются верить и в то, что слишком простой состав средства не может быть запатентован – это тоже глупости! Фармакологические компании прекрасно знают, что достаточно ввести в состав даже самого простого средства новый ингредиент (он может быть вообще бесполезным) и можно его патентовать как новый препарат, получать торговую марку.

Лечение убивает быстрее, чем сам рак

Это ложь! Да, лучевая терапия оказывает негативное действие на здоровые клетки, но абсолютно не ускоряет смерть пациента. И лечение рака вовсе не бесполезное – например, рак яичка у мужчин вылечивается именно лучевой терапией в 97% случаев, а мужчина после этого ведет абсолютно нормальный, полноценный образ жизни.

В борьбе с раком настало затишье

На самом деле, человечество делает успехи в борьбе с раком. Например, еще 100 лет назад смертность от этого заболевания среди пациентов была на 60% выше, нежели сейчас.

Акулы не болеют раком

На этом мифе активно работают продавцы чудодейственных средств. На самом деле акулы болеют раком и не могут помочь в лечении – об этом имеется официальный, подтвержденный научными исследованиями, материал.

Верить или нет в мифы о раке – дело сугубо добровольное. Но гораздо разумнее обратиться за квалифицированной медицинской помощью и пройти полный курс лечения, а не заниматься приемом каких-то травок, клизм из кофе, соды и разных выдуманных чудодейственных средств.

Цыганкова Яна Александровна, медицинский обозреватель, терапевт высшей квалификационной категории.

4,043 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Мифы о раке, неэффективные лекарства, средства для лечения рака и профилактики

В этой статье речь пойдет о заблуждениях относительно рака людей, которые далеки от медицины.

Одно из самых распространённых заблуждений – это то, что если рак прооперировать, то метастазы распространятся по всему телу. Такое, действительно, может быть, но только в случае, если хирург, делающий операцию, не знает о том, что такое абластика, смысл которой как раз предотвратить это распространение.

Следующий миф – это то, что «уже давным давно изобретено лекарство от рака, которое полностью его исцеляет, но наши чиновники не хотят открывать его, дабы не лишиться доходов. » Скажу одно, если бы это лекарство существовало, то, продав его, эти «чиновники» озолотились бы в десятки раз больше, чем скрывая его. К сожалению, пока не существует такого лекарства, но может быть в будущем учёные сделают его, будем надеяться.

Третье место – слова о том, что никакие обезболивающие средства не помогают при раке. Рак на первых стадиях несложно обезболить, подходят почти все обезболивающие. Но последние стадии невыносимо для человека, рак пожирает его изнутри. Но даже в такое время существуют разные обезболивающие, вплоть до наркотиков, которые назначают больным сами врачи.

Четвертое заблуждение – то, что рак неизлечим и существуют лишь единичные случаи исцеления от него. Хочу сказать следующее – рак, выявленный на начальной стадии, излечивается практически на 100%.

«Рак лучше всего лечить за границей». Лечение там обойдется во много раз дороже, но в России есть много клиник, где результаты ничуть не хуже. Всё дело в том, что нужно покупать дорогостоящие лекарства, которые бесплатно не дадут.

«Раньше рака не было». Рак – чаще всего удел старых. Раньше продолжительность жизни была 35-45 лет. Раньше умершим не ставили диагноз, не было квалифицированных врачей. Рак попросту не диагностировали, это не значит, что его не было.

«Рак может передаваться по наследству». По наследству может передаться предрасположенность рака, а не сам рак. Даже тот факт, что в вашей семье никто не болел раком, не значит, что вы не можете им заболеть, поэтому нужно хорошо относиться к своему здоровью.

«Рак заразен». Нельзя заразиться ни раком, ни сахарным диабетом, ни гипертонией.
Статистика врачей-онкологов говорит о том, что, действительно, раком заразиться нельзя. Только вирус папилломы может передаться от одного человека к другому и повысить вероятность возникновения рака.

Так же хочу добавить, что никакие целители, гадалки, экстрасенсы не смогут вам, к сожалению помочь. Вы лишь пустите деньги на ветер, теряя также своё драгоценное время. Нужно сразу же обращаться к онкологу. И только лечение врача и народная, проверенная, медицина, действительно, смогут вам помочь.

Правда о чудо-средствах. Вопросы и ответы. (Автор: —к.м.н. Жуков Н.В.
по материалам журнала «Вместе против рака»)

«Исцеление от рака за 2 месяца», «стопроцентное излечение от рака на любой стадии», «уникальная оригинальная методика», «профилактика и лечение онкологии с помощью биологически активных добавок», «народное природное средство»… Таких предложений полным-полно. Понять, что стоит за этой рекламой, не всегда просто. Зачастую она наукообразна, и человеку, далекому от медицины, может показаться весьма убедительной. Нужно ли верить?

Онкологи травят нас химией, которая разрушает организм. Альтернативная же медицина предлагает абсолютно натуральные, природные средства, которые «не приносят никакого вреда, только пользу».

– Не все знают, что многие цитостатики (лекарственные вещества, блокирующие деление клеток, применяемые преимущественно в онкологии) тоже синтезированы из природных материалов. Например, препарат винкристин получен из барвинка розового Vinca rosea, паклитаксел – из коры тиса, еще один распространенный в онкологии препарат доксорубицин – это продукт одного из микроскопических грибов, найденных на побережье Адриатического моря. Но эффективность и безопасность этих препаратов доказаны в ходе клинических испытаний. Кроме того, данные цитостатики представляют собой выделенную из природных материалов действующую субстанцию (именно ту, которая обладает желаемым действием). Попытки есть барвинок или кору тиса к желаемому результату не приведут, так как в них содержится еще очень много других веществ, многие из которых могут представлять опасность. Более того, в лекарственных веществах доза действующей субстанции строго «отвешена в граммах», в то время как в коре у одного тиса нужного вещества может быть 10 мг, а у растущего рядом – 40 мг. Таким образом, официальный (воспринимаемый как химия, но получаемый из того же растительного сырья) препарат будет оказывать лечебное действие и его токсичность будет «управляемой», а чудо природной медицины – кора тиса приведет к непредсказуемым проблемам и не гарантирует противоопухолевого эффекта.

Активно рекламируемые биологически активные добавки (БАД) являются заменой лекарственным препаратам, рекомендуемым онкологом.

– К сожалению, это заблуждение, стоило жизни и здоровья многим пациентам, упустившим шанс вовремя получить эффективное лечение. БАДы регистрируются как добавки к пище. Основной критерий для регистрации БАД – соответствие продукции санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам по показателям безопасности. Для лечения заболеваний, тем более таких серьезных, как онкологические, этого недостаточно. Иногда производители и продавцы БАДов заявляют, что их продукт якобы проходил некие исследования, но на деле это не такие многоступенчатые и масштабные исследования, которые должно пройти лекарство. Добавки часто испытываются на очень малом числе пациентов, нет контрольной группы. Говорить на основании таких данных об эффективности или неэффективности какого-то средства нельзя. Хочу привести небольшую выдержку (не отвечаю за дословное цитирование) из моей любимой книги «Физики шутят». Это во многом отражает ложность заключений, основанных на исследованиях без контрольной группы. «Огурцы – это страшный яд, так как все люди, евшие огурцы, умерли». Абсолютно абсурдное утверждение, поскольку мы знаем, что умерли и все люди, никогда не евшие огурцов. На бытовом уровне все просто. Но чем же это отличается от утверждения: «Все больные, получавшие наш БАД, чувствовали прилив энергии, смотрели на жизнь по-новому и т.д.». Да ничем. Без контрольной группы, подобранной по строгим принципам, эти слова ничем не подтверждены. А нежелание производителей регистрировать свой препарат как лекарство свидетельствует о том, что и подтверждены быть не могут.

БАДы поддерживают иммунитет (защитные силы организма и т.д.), позволяя бороться с опухолью, а заодно и преодолевать побочные эффекты официальной противоопухолевой терапии.

– Многие БАДы преподносятся как мощные иммуностимулирущие или иммуномодулирующие средства. На бытовом уровне все просто: снижение иммунитета – это плохо, организм не может сопротивляться инфекциям, не может бороться со злокачественными клетками. Значит, иммунитет нужно «поднимать». Казалось бы, все логично. Однако такая логика приведет нас к достижению только так называемой суррогатной цели. Доказательств того, что «стимуляция иммунитета» сама по себе позволит увеличить продолжительность или улучшить качество жизни больного (а это основные цели противоопухолевого лечения), нет. Иммунитет – это сложный механизм: клеток, которые задействованы в иммунной системе, – десятки, веществ, которые они продуцируют, – тысячи. Невозможно стимулировать весь иммунитет. И многие из препаратов действуют разнонаправлено. Это понимают и производители чудо-лекарств. Они выбирают некий критерий «поднятия иммунитета»: уровень лимфоцитов, лейкоцитов, нейтрофилов и т.д. И демонстрируют способность своего препарата этот уровень изменять. А дальше – все просто. Их препарат способствует повышению уровня лейкоцитов, следовательно, «повышает иммунитет» и, разумеется, обладает противоопухолевым эффектом. Логично? Да. Но неправильно. Задействовано ли это звено иммунитета в развитии данной опухоли? А если и задействовано, то приведет ли воздействие на него к конечному результату – либо удлинению жизни пациента, либо увеличению длительности контроля симптомов, либо уменьшению побочных эффектов? Без такой уверенности любое лечение, в лучшем случае, — выброшенные на ветер деньги.

– Но может ли быть так, что какой-то из предлагаемых нетрадиционных методов действительно помогает, но у авторов этого метода просто нет возможности пройти все ступени клинических испытаний? Нет средств, препятствия со стороны чиновников, да мало ли что может быть. А тем временем этот непризнанный гений уже помог десяткам человек.

– Мне как-то задали вопрос об эффективности биоэнергетической терапии. Я не поленился, зашел на сайт клиники, которая оказывает данную услугу. Там приводятся истории болезни. Например, вот такая: опухоль гортани, пациент получил 40 Грей лучевой терапии и 20-часовой биоэнергетический сеанс – в результате опухоль не визуализируется. Я как врач понимаю, что эффект достигнут за счет лучевой терапии. Чтобы сократить на время опухоль до невидимых размеров, такой дозы облучения в большинстве случаев вполне достаточно. Разумеется, авторы приписывают этот эффект биоэнергетической терапии. И многие больные им верят. Однако задумайтесь, что помешало автору методики перед тем, как брать за такое лечение деньги, провести клинические испытания. Однородная группа больных раком гортани получает облучение в дозе 40 Грей. Все они по 20 часов находятся в комнате, где проводится биоэнергетическая терапия. Но половина больных при этом получает дополнительное воздействие, а вторая – просто проводит время. Если бы по результатам исследования оказалось, что у больных, получавших биоэнергетическое воздействие, противоопухолевый эффект развивается в 2 раза чаще, я был бы ярым сторонником внедрения этого метода в клиническую практику. И, скорее всего, эффективная аппаратура и патент на ее производство были бы куплены зарубежными производителями медицинской техники. Причем, уверяю вас, за гораздо большие деньги, чем удается отщипнуть из кармана доверчивых пациентов авторам чудо-методики сейчас.

То же относится и к «непризнанным» гениям в области лекарственной терапии. Большинство из них ссылаются на бездушие чиновников, козни фармкомпаний, тайну разработки только для кремлевской элиты и т.д.

Фармацевтические гиганты всегда заинтересованы в поиске новых эффективных технологий, препаратов для выпуска их в широкую продажу. Это выгодно. И если кто-то нашел действительно эффективное вещество, «нащупал» метод, но не имеет возможности пройти весь официальный путь, более крупные компании с удовольствием возьмут эту миссию на себя.

Представьте себя в роли главы фармацевтической фирмы, который узнал, что есть новое потенциально эффективное средство от рака, которое после «доработки» может принести миллиардные прибыли. Назовите хоть одну причину, по которой вы не постараетесь первым выкупить средство у изобретателя. Теперь представьте себя этим изобретателем. И назовите хоть одну причину, по которой вы будете продавать это средство из-под полы 100 пациентам, а не продадите фармацевтической фирме, которая будет ежегодно давать вам проценты от прибыли. Не видите таких причин? Я тоже. Единственное объяснение – это то, что ваш препарат не так эффективен, чтобы заинтересовать фирму (или вообще неэффективен) и вы об этом прекрасно знаете.

В западных странах это обычная практика, когда небольшие исследовательские центры продают свои идеи более крупным. В нашей стране, к сожалению, мест, где новые идеи могут пройти экспериментальную проверку, не так много. Но они есть. В Москве это НИИ экспериментальной диагностики и терапии рака Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН, Московский научно-исследовательский институт онкологии им. П.А. Герцена, в Санкт-Петербурге – Научно-исследовательский институт онкологии им. Н.Н. Петрова. В этих учреждениях способны провести весь комплекс необходимых исследований.

—к.м.н. Жуков Н.В.
по материалам журнала «Вместе против рака»

Новые препараты могут вылечить от рака даже безнадежных больных

Как они побеждают онкологию и сколько стоят?

25.10.2018 в 13:19, просмотров: 10304

Каждый год почти 10 миллио­нов человек в мире получают онкодиагноз. В России рак обнаруживают ежегодно у 27 тысяч пациентов. Смертность от него находится на втором месте, уступая лишь сердечно-сосудистым заболеваниям. Победить болезнь сейчас пытаются ученые всего мира. И у них это постепенно получается. В октябре 2018 года Нобелевскую премию по медицине дали Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за новый метод лечения рака.

Заведующий научным отделом онкоиммунологии Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н. Н. Петрова Ирина БАЛДУЕВА рассказала, как работает новое лечение и когда нам удастся вылечить рак.

«ОЧКИ» ДЛЯ ИММУНИТЕТА​

В норме наша иммунная система постоянно отслеживает, вовремя отлавливает и уничтожает раковые клетки. Но бывает, что иммунитет перестает видеть, распознавать их и, соответственно, бороться с ними. В итоге развивается болезнь. Один из способов лечения — химиотерапия — может убить далеко не все опухолевые клетки. Некоторые выживают и дают рост новой опухоли. Иммуноонкологические препараты (за их изобретение в этом году и дали Нобелевскую премию. — Ред.) способны заставить иммунные клетки организма увидеть опухоль и убить ее. Эти препараты связываются со специальными белками (CTLA-4 и PD-1. — Ред.) на поверхности клеток иммунной системы (Т-лимфоцитов. — Ред.), на раковой клетке и растормаживают противоопухолевый иммунный ответ. Он запускается, лимфоциты замечают раковые клетки и разрушают их.

Это настоящий прорыв в онкологии и иммунологии, это будущее. Какие виды рака можно лечить с помощью новой терапии? Если в опухоли есть определенные маркеры, то эти препараты можно назначать вне зависимости от расположения рака. Но если этих маркеров нет, то иммунная терапия не поможет. Представьте, что рак — это кубик Рубика. Так вот, новые препараты умеют блокировать, предположим, только синие квадратики. Если они в кубике Рубика есть, то опухоль можно победить. Но сейчас разрабатываются препараты, которые направлены и на другие квадратики — красные, желтые, зеленые. Как только мы научимся блокировать все части нашего воображаемого кубика Рубика, то научимся лечить и все виды рака.

СЛУЧАЙНОЕ ОТКРЫТИЕ

Открытие было сделано больше 20 лет назад. В медицине, биологии не бывает такого: сегодня открыл, а завтра уже получил Нобелевскую премию. Все лауреаты работают много лет, это длинный путь.

Что касается данного открытия, то оно было сделано очень интересным образом. [Ученые] изучали препарат для лечения аутоиммунных заболеваний — то есть агрессии иммунитета на ткани и клетки собственного организма. Все новые лекарства в обязательном порядке тестируют на аутогенность; должно быть доказано, что они не вызывают опухолевый рост. Так вот, препарат, о котором я вам рассказываю, подвергли такому же испытанию. Его давали лабораторным животным с различными видами опухоли. И оказалось, что лекарство разрушало их! Это был невероятный удивительный побочный эффект! Как получилось, что препарат, направленный на то, чтобы затормозить аутоиммунные реакции, убил опухоль? Ученые стали выяснять это и в процессе сделали открытие белков CTLA-4 и PD-1. На основании этого появились и иммуноонкологические препараты.

ЧУДО-ТАБЛЕТКИ НЕТ

Сейчас врачи-онкологи получили целый арсенал лекарственных средств. Они позволяют контролировать опухолевый рост и излечивать пациентов, которые до недавнего времени считались безнадежными. При этом надо понимать, что одной чудо-таблетки, которая раз и навсегда победит любой рак, нет. Ведь опухоль очень многолика, ее клетки находятся в разных фазах цикла: одни отдыхают, другие делятся, в-треть­их происходят какие-то мутации.

Поэтому необходимо выстраивать индивидуальный подход к каждому пациенту. Если опухоль быстро растет, нужны химиопрепараты, которые будут ее разрушать. Таргетная терапия направлена на определенные белки, влияю­щие на рост и распространение опухоли.

Контроль за раковыми клетками, которые остались после применения химиопрепаратов — это, конечно, иммунная терапия.

Сейчас идут исследования в области генной терапии. Ее суть заключается в том, что у пациента забирают его собственные Т-клетки (они составляют часть иммунной системы. — Ред.), помещают в них гены, которые способны распознать злокачественные клетки и разрушить их, и вводят их обратно пациенту. Такое лечение может помочь больным лейкозом, которые нечувствительны к трансплантации костного мозга, к химиопрепратам и иммунной терапии. Такие лекарства уже есть за рубежом, они используются (предполагается, что в США курс генной терапии будет стоит около 300 тысяч долларов. Это примерно 19,7 миллионов рублей. — Ред.). Мы тоже разрабатываем похожий препарат. Одно его введение может излечить пациента! Я уверена, за это (исследования в области генной терапии при лечении рака. — Ред.) тоже непременно будет вручена Нобелевская премия.

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

У химиотерапии есть побочные эффекты. Например, тошнота, рвота, проблемы с пищеварением и так далее. Они могут длиться около 10 дней, а потом — пройти. К сожалению, побочные эффекты при применении иммуноонкологических препаратов более длительные. И мы их только учимся лечить. Иммунная система начинает возмущаться и атаковать собственные клетки. В результате возникают очень серьезные аутоиммунные болезни. Например, воспалительные заболевания кишечника, надпочечников, воспаление щитовидной железы. Не исключено, что в результате такого лечения рак не пройдет, но к нему добавится, например, язвенный колит или болезнь Крона. Вот такая непростая история. Иммунная терапия — это не волшебная таблетка, которую выпил и ты здоров. Но онкологи сейчас учатся обращаться с этими препаратами и справляться с побочными эффектами.

МИЛЛИОНЫ НА ЛЕЧЕНИЕ

Многие иммуноонкологические препараты уже зарегистрированы в России. Например, ипилимумаб, ниволумаб. Последний используется для профилактики прогрессирования рака. Например, пациента прооперировали, но есть высокий риск дальнейшего распространения заболевания.

К сожалению, все эти препараты пока очень дорогие. Например, некоторое время назад стоимость ипилимумаба — для лечения необходимо четыре введения этого препарата — достигала четырех миллионов рублей. Но сейчас ипилимумаб стоит значительно меньше. Здесь работает простое правило: чем больше препарат используется пациентами, тем он становится дешевле. Кроме того, Министерство здравоохранения Российской Федерации закупает некоторые препараты, и пациенты получают их.

На первой-второй стадии рака можно обойтись более дешевыми способами лечения, но, например, на третьей (стадия, при которой опухоль уже появилась в близлежащих тканях, но ее нет в других частях тела. — Ред.) или четвертой стадии (опухоль распространилась в отдаленные от места первичного поражения органы тела. — Ред.) — финансовые затраты уже очень серьезные, а лечение болезни требует очень больших усилий. Поэтому мы сейчас постепенно возвращается к тому, что надо проводить регулярные профосмотры и выявлять заболевание на ранних стадиях. К сожалению, рак сейчас очень помолодел, например, к нам приходят молодые 23-летние девушки с раком молочной железы. Но и лечение прогрессирует. Рак сейчас — это хроническое заболевание, которое требует постоянного контроля. Но не надо к нему относиться как к приговору. Я уверена, мы уже на пути к его излечению.

Новые прорывы обязательно будут, долго ждать не придется. Речь идет не о 20–30 годах, а о гораздо меньшем времени.

Современные препараты против рака: чем лечат, виды и названия

Лечение злокачественных опухолей – сложная задача, поскольку в каждом конкретном случае необходим индивидуальный подход и свое лекарство от рака. На основании диагностики определяется стадия онкологического заболевания, а также оценивается общее состояние здоровья человека. Чаще всего прибегают к хирургическому вмешательству, облучению и химиотерапии, а лекарство от рака включается в состав терапевтических комплексов.

Так есть ли действенное лекарство против всех видов рака? И если нет, то когда его изобретут?

  1. Показания к применению
  2. Основные лекарства от рака
  3. Немецкие препараты
  4. Препараты в Израиле
  5. Американские препараты
  6. Российское лекарство
  7. Финские лекарства
  8. Индийское лекарство
  9. Китайские лекарства
  10. Видео — Лекарство от рака
  11. Когда найдут лекарство от онкологических заболеваний?

Показания к применению

Показания к каждому лекарству от рака утверждаются клиническими протоколами химиотерапии для каждого проявления онкологии – учитывается стадия рака, наличие метастазов, индивидуальные особенности пациента.

Основные лекарства от рака

Невозможно перечислить все препараты, используемые в настоящий момент при лечении рака: только для того, чтобы вылечить онкологию молочной железы, можно воспользоваться десятками различных препаратов. В большинстве случаев лекарство (противоопухолевое средство) выпускается либо в ампулах в виде готового раствора для перорального использования, либо во флаконах для инфузионного раствора.

Ведущие клиники в Израиле

Протоколы химиотерапии предусматривают применять:

  • Лекарство от рака желудка: Бортезомиб (Велкейд), Этопозид (Эпиподофиллотоксин), Фторафур (Фторурацил, Синофлурол, Тегафур), Метотрексат (Эветрекс);
  • Лекарство от рака легких: Ифосфамид, Циклофосфан (Цитоксан, Циклофосфамид, Эндоскан), Гемцитабин (Цитогем, Гемзар), Гидроксикарбамид;
  • Лекарства от рака поджелудочной железы: Ифосфамид, Стрептозоцин, Иматиниб (Гливек), Гемцитабин, Фторафур;
  • Лекарства от рака печени: Доксорубицин (Синдроксоцин, Растоцин), Цисплатин (Платинотин), Эверолимус (Афинитор), Сорафениб (Нескавар), Фторафур;
  • Лекарство от рака пищевода: Доксорубицин, Винкристин, Паклитаксел, Фторурацил, Иматиниб;
  • Лекарство от рака почки: Фторурацил, Дакарбазин, Цисплатин, Сунитиниб, Иматиниб, Гемцитабин;
  • Лекарство от рака кишки: Капецитабин, Лейковорин, Оксалиплатин (Медакса, Карбоплатин, Цитоплатин), Бевацизумаб, Иринотекан, Цетуксимаб (Эрбитукс);
  • Лекарство от рака горла: Циклофосфамид, Каброплатин, Дакарбазин, Цетуксимаб;
  • Лекарство от плоскоклеточного рака: Этопозид, Цисплатин, Ифосфамид, Дакарбазин, Доксорубицин;
  • Лекарства от рака молочной железы: Паклитаксел, Пертузумаб (Пьеретта), Гозерелин, Тамоксифен, Тиотепа, Летромара, Метотрексат, Трастузумаб, Эпирубицин;
  • Лекарство от рака матки: Циклофосфамид (Эндоксан), Хлорамбуцил, Метотрексат, Дакарбазин;
  • Лекарства от рака шейки матки: Ифосфамид, Циклофосфан, Кселода, Пертузумаб (Пьеретта);
  • Лекарства от карциномы (рака яичника): Мелфалан, Цисплатин, Цитофорсфан, Фторурацил, Хлорамбуцил;
  • Лекарство от острого лейкоза (рака крови): Цитарабин, Доксорубицин, Ибрутиниб, Флударабин, Идарубицин (Заведокс);
  • Лекарства от остеогенной саркомы (рака костей): Каброплатин, Ифосфамид, Циклофосфамид;
  • Лекарства от лимфом (рака лимфатической системы): Доксорубицин, Блеомицин, Циклофосфамид, Алемтузумаб, Этопозид, Ритуксимаб (Ритуксан, Реддитукс);
  • Лекарства от рака мозга (глиомы, менингиомы, глиобластомы и т.д.): Бевацизумаб, Прокарбазин, Темозоломид (Темодал), Циклофосфан, Винкристин;
  • Лекарство от рака кожи: Демекольцин, Глиозомид, Фторурацил, Мелфалан;
  • Лекарство от рака мочевого пузыря: Цисплатин, Циклофосфамид, Гемцитабин, Метотрексат, Карбоплатин;
  • Лекарства от аденокарциномы простаты (рака предстательной железы): Фторурацил, Бикалутамид (Касодекс), Лейпрорелин, Трипторелин (Диферелин), Флутамид, Дегареликс (Фирмагон).

Немецкие препараты

Выпуском противораковых лекарств (Алкеран, Гемзар, Кризотиниб, Оксалиплатин, Холоксан и т.д.) в Германии занимается множество фармацевтических компаний (самые известные – Merck и Bayer AG).

Препарат Nexavar от компании Bayer используется в лечении почечнно-клеточной ли гепатоцеллюлярной карциномы (неоперабельной), опухоли щитовидной железы.

Также компания производит Stivagra (Регорафениб) – ингибитор протеинкиназ – для лечения опухоли кишечника и радиофармацевтическый препарат Xofigo для лечения онкологии костных тканей с метастазами.

Компания Merck создала экспериментальный препарат Zolinza или Vorinostat (Вориностат), который используется при прогрессирующей кожной Т-клеточной лимфоме, не поддающейся воздействию химиотерапии. Действующее вещество – субероиланилид-гидроксамовая кислота, ингибирующая гистондезацетилазы. Клинические испытания показали активность лекарства против немелкоклеточной карциномы легкого и мультиформной рецидивирующей глиобластомы (опухоли головного мозга).

Препараты в Израиле

Многочисленные онкоцентры могут предоставить весь спектр имеющихся лекарств.

Препарат Ниволумаб (Nivolumab) или Опдиво (Opdivo) – один из самых современных препаратов, используемых в таргетной терапии при прогрессировании меланомы, карциномы почек и немелкоклеточного рака легкого. Препарат разработан японской биофармацевтической компанией Ono Pharmaceutical и Medarex (США), выпускается американской Bristol-Myers Squibb.

Американские препараты

Более десятилетие назад в американской компании Bristol-Myers Squibb стартовала разработка экспериментального препарата Танеспимицин (Tanespimycin) – производного антибиотика Гелданамицина, чье применение изучалось против лейкемии, опухолей почек и множественной миеломы.

Когда компания отказалась от производства Танеспимицина, компания Co-D Therapeutics начала выпускать Triolimus – новое лекарство против онкологии карциномы легких, молочной железы и ангиосаркомы. Этот препарат содержит полимерные мицеллы, созданные с помощью нанотехнологий и позволяющие одновременно доставлять несколько агентов, таких как Паклитаксел, Танеспимицин и Рапамицин.

Кстати, в 2006 году компания Bristol-Myers Squibb также начала выпуск нано препарата Спрайсел (Дазатиниб), предназначенного для борьбы с метастазирующим раком кожи и лимфобластным лейкозом.

Наномолярные концентрации лекарства действуют целенаправленно, подавляя рост исключительно опухолевых клеток.

Российское лекарство

В комплексной терапии онкологических заболеваний молочной железы применяется российское лекарство Рефнот.

Копания BIOCAD выпускает моноклональные противораковые антитела BCD-100, Бевацизумаб и Ацеллбия (Ритуксимаб), а также ингибитор протеасом Бортезомиб и антиметаболит Гемцитабин (Гемцитар).

Бортезомиб производится предприятием Ф-Синтез под названиями Борамилан-ФС и Амилан-ФС; Борамилан – от компании Натива; под названием Бортезол производится компаний Фармасинтез. Также Бортезомиб выпускается с названием Милатиб.

Весной 2017 появились новости о том, что изобретено и было испытано на крысах новейшее российское лекарство против любого вида рака. В его основе лежит белок теплового шока, оказывающий противоопухолевое воздействие.

Финские лекарства

Финляндия официально была признана лучшей страной в Европе в лечении онкологии области шеи и головы, молочной железы, третьей – рака простаты, четвертой – рака кишечника.

Орион Фарма выпускает антиэстрогенное лекарство Фарестон против онкозаболеваний молочной железы. Также она производит антигормональный препарат Флутамид против онкологических заболеваний предстательной железы.

Иммунотерапия против рака: как новый метод помогает тяжелым больным и почему подходит не всем

За последние десятилетия наука серьезно продвинулась вперед в лечении рака. И хотя полная победа над этим заболеванием еще довольно далека, у врачей с каждым годом становится все больше эффективных инструментов для борьбы с опухолями.

Один из них – активизация собственного иммунитета человека против раковых клеток. Именно в иммуноонкологии сегодня проводится максимальное количество исследований и разрабатывается наибольшее число противоопухолевых препаратов.

В чем плюсы и методы механизма, за открытие которого была присвоена Нобелевская премия, беседуем с заведующей дневным стационаром №3 Алтайского краевого онкологического диспансера, кандидатом медицинских наук Еленой Россохой.

Заведующая дневным стационаром №3 Алтайского краевого онкологического диспансера, кандидат медицинских наук Елена Россоха. Фото: Юлия КОРЧАГИНА

— Елена Ивановна, расскажите, как в норме действует иммунный ответ на возникновение злокачественных клеток?

— Иммунитет – это уникальная способность организма защищать себя от губительного воздействия внешних и внутренних потенциально опасных факторов, каковыми являются, в том числе, и раковые клетки.

Давайте разберемся, что такое рак? В норме все клетки организма проходят строго определенные стадии развития, выполняют заданные функции, размножаются по установленным правилам, а со временем стареют и умирают. Эта запрограммированная обязательная смерть нормальных клеток называется апоптоз. Но иногда у обычной клетки в силу ряда причин происходит сбой в программе деления – она приобретает способность делиться очень быстро и бесконечное количество раз, становится потенциально бессмертной — злокачественной.

Опухолевые клетки ежедневно появляются в организме любого человека и отличаются от здоровых наличием аномального белка — ракового антигена. Но в норме иммунитет вовремя распознает угрозу и уничтожает чужеродные элементы с помощью Т-лимфоцитов и других компонентов.

Кстати

Доказано, что если иммунитет подавлен ( ВИЧ , терапия иммуносупрессорами после пересадки органов), то риск развития онкологических заболеваний высок. И наоборот, раковые опухоли могут проходить сами собой без какого-либо специального лечения. Это явление получило название синдрома Перегрина по имени молодого священника, жившего в Италии в конце XIII века. У него была саркома (костная опухоль), требующая ампутации ноги. Хирургия тех времен не могла ему помочь, и юноше оставалось только уповать на Бога. Спустя некоторое время опухоль чудесным образом исчезла, а Святой Перегрин прожил долгую жизнь и умер в возрасте 80 лет без признаков рецидива.

— Почему же в какой-то момент иммунитет ослабляет свою защиту?

-В настоящее время механизмы взаимодействия опухолей и иммунной системы активно изучаются.

Ученые выяснили, что раковые клетки научились «обманывать» Т-лимфоциты и ускользать от иммунного ответа. Дело в том, что Т-лимфоцит, выполнив свою задачу и уничтожив опухолевую клетку, должен «разоружиться», дезактивироваться. Иначе он начнет атаковать здоровые ткани, возникнут тяжелые аутоиммунные реакции. Чтобы этого не произошло, природа создала так называемые ингибирующие (подавляющие) сигналы. На поверхности Т-лимфоцита находятся мембранные рецепторы PD-1 и CTLA-4, отвечающие за их запрограммированную гибель, ведь Т-лимфоцит это тоже клетка, а значит, рано или поздно и он должен «умереть».

В иммуноонкологии сегодня проводится максимальное количество исследований и разрабатывается наибольшее число противоопухолевых препаратов. Фото: Юлия КОРЧАГИНА

Обнаружив этот естественный «выключатель», опухоль блокирует Т–лимфоцит, подавляя его активность, он больше не может отличить злокачественные клетки от здоровых, а значит, не будет и уничтожать их. Понимание этого механизма ускользания от иммунного ответа лежит в основе иммунотерапии. Иммунологические препараты не дают блокировать Т-лимфоциты, они остаются активными и могут выполнять свою функцию — уничтожение опухолевые клеток.

Кстати

За открытие иммунных контрольных точек PD-1 и CTLA-4, американцу Джеймсу Эллисону и японцу Тасуко Хондзё в 2018 году была вручена Нобелевская премия. Это открытие позволило совершить прорыв в лечении некоторых ранее смертельных опухолей.

— В чем отличие иммунотерапии от других видов лекарственного противоопухолевого лечения?

— Можно сказать, что открытие принципов иммунотерапии изменило саму парадигму противоопухолевой терапии. Раньше в ее основе лежало воздействие на опухолевую клетку. Сейчас в центре внимания онкологов находится иммунная система человека, возможности ее перепрограммирования и восстановления способности самостоятельно противостоять злокачественным опухолям.

— Какие виды опухолей можно лечить с помощью иммунотерапии, и какова эффективность такого лечения?

— В первую очередь, это распространенные метастатические процессы, 3 и 4 стадии рака, когда удалить злокачественное новообразование с помощью операции невозможно. Что касается видов опухолей, то иммунотерапию можно применить практически ко всем из них. Рак легкого, мочеполовой системы у мужчин и женщин, молочной железы, различные виды лимфом, опухоли головы и шеи, меланома.

Кстати, впервые подобные препараты начали использовать именно при меланоме. Это очень агрессивные опухоли, характеризующиеся быстрым ростом и метастазированием. Еще несколько лет назад такие пациенты, даже получая специальное противоопухолевое лечение, жили максимум шесть месяцев. Сейчас благодаря иммунотерапии, медиана выживаемости для них выросла до нескольких лет.

В лечении злокачественной меланомы достигнут самый высокий прогресс. Пожалуй, самый известный онкобольной, излечившийся благодаря иммунотерапии, бывший презедент США Джимми Картер. В возрасте 90 лет он сообщил об успешно перенесенной операции по удалению опухоли печени. Однако вскоре стало известно, что это — метастаз меланомы, тогда же были выявлены и метастазы в головной мозг. Немедленно начатая иммунотерапия дала результаты — уже через год лечения сообщалось, что у экс- президента не обнаружено никаких следов онкологических образований.

Вообще, в последние годы темпы появления новых лекарств для борьбы с опухолями, ускорились в геометрической прогрессии. Сейчас любая уважающая себя фармацевтическая компания одновременно разрабатывает десятки молекул. Не факт, что из каждой из них на выходе появится новый противоопухолевый препарат, но, тем не менее, благодаря такой высокой заинтересованности производителей, в мире регулярно появляются новые эффективные лекарства.

— Если механизм иммунотерапии так эффективен, прост и органичен замыслу самой природы, почему одним пациентам назначают такие препараты, а другим, с таким же диагнозом, — нет?

— Рак настолько сложное заболевание, что вряд ли когда-нибудь будет придумано универсальное лекарство от этой болезни. Поэтому и иммунотерапия – это не панацея, а всего лишь еще одна очень хорошая лекарственная опция.

Почему мы не назначаем одинаковые препараты пациентам с одинаковыми диагнозами — а что вы считаете одинаковым диагнозом? Это раньше мы лечили рак легкого, рак груди, рак почки и так далее. Сейчас пациента с таким определением статуса болезни ни один врач не сможет лечить эффективно.

Иногда у обычной клетки в силу ряда причин происходит сбой в программе деления – она приобретает способность делиться очень быстро и бесконечное количество раз, становится потенциально бессмертной — злокачественной. Фото: Юлия КОРЧАГИНА

Ученые давно доказали, что не существует абсолютно одинаковых раков. Поэтому мы сейчас лечим не опухоли, а их особенности — наличие определенных биомаркеров. В иммунотерапии это уровень экспрессии рецептора PD-L1 на опухолевых клетках. И чем этот уровень этот выше, тем более результативным будет лечение. Вот почему персонализация — тренд современной онкологии.

Онкологи уже научились применять иммунопрепараты не только в монорежиме, но и эффективно использовать их в сочетании с химиопрепаратами, таргетными и даже другими иммунными препаратами. Причем, комбинация двух или нескольких средств, как правило, имеет синергетический эффект, они многократно усиливают действие друг друга.

Полностью излечить метастатический процесс, к сожалению, нельзя. Наша задача, чтобы пациент жил долго и в хорошем качестве. И сегодня мы научились переводить рак в длительное хроническое течение, назначая последовательную терапию при прогрессировании заболевания.

— Может ли человек сам, не дожидаясь лечения в стационаре, купить иммунологический препарат и начать его использовать самостоятельно? Ведь многие из них выпускаются в форме таблеток – ничего сложного.

— Ни в коем случае! Любой иммунологический препарат должен приниматься под контролем врача, имеющего опыт работы с подобными средствами.

Иммунологические препараты при неграмотном применении могут вызывать тяжелые побочные явления. Например, у пациента появилась высокая температура, кашель одышка. Что это – аутоиммунная или обычная пневмония? Знать это крайне важно, ведь при схожем названии тактика лечения будет принципиально различной.

Токсичная реакция на иммунологический препарат может развиться как через несколько дней, так и через несколько лет после его применения, может пройти почти сразу, а может сохраняться годами. Понимание первопричин каждого из явлений крайне важно для его успешного лечения.

Конечно, такие тяжелые побочные эффекты развиваются редко, поэтому мы успешно лечим наших пациентов в условиях дневного стационара, однако быть готовыми к ним просто необходимо. Тем более не понятно, зачем так рисковать собственным здоровьем, ведь все препараты есть в наличии в диспансере, и пациенты получают их абсолютно бесплатно. А это отнюдь немалые деньги – одно введение такого препарата может стоить 500 тысяч рублей, а общий курс составляет до 18 процедур.

— Почему так дорого?

— Разработка нового иммунологического препарата стоит порядка миллиарда долларов. Это многоуровневый процесс, в ходе которого сначала изучаются общие и специфические свойства препарата, потом его тестируют на животных, затем на добровольцах, следующим этапом изучают степень его токсичности, и так далее.

На входе может стартовать десять потенциальных лекарств, а лет эдак через двадцать к финишу придет лишь один препарат. И только семь лет после разработки формула защищается патентом, по истечении этого срока буквально на следующий день заранее скопированный препарат начинает продаваться гораздо дешевле. Вот производители и успевают отбить затраты и заработать на своем изобретении.

— Можно ли профилактически укрепить иммунитет конкретно против онкологии?

— К сожалению, это невозможно. Иммунитету все равно, против кого бороться, для него и раковая клетка и вирус гриппа – одинаково опасны. Он либо работает, либо нет. Чтобы увереннее противостоять, в том числе развитию злокачественных патологий, нужно укреплять свой иммунный ответ в целом. Рекомендации тут стандартные: здоровый образ жизни, отказ от вредных привычек, правильное питание, постоянный контроль за хроническими болезнями высокого онкориска. Кроме этого существуют и специфические меры профилактики, например, вакцинация против рака шейки матки.

Ну а если есть выраженные проблемы с иммунитетом – частые простуды, головные боли, усталость, упадок сил, сонливость, раздражительность – то лучше обратиться к врачу.

— Ваше мнение: действительно ли иммунотерапия – это прорыв в онкологии, как об этом сейчас говорят?

— Это несомненный прорыв. Появление современных иммунных препаратов коренным образом изменило подход к терапии злокачественных опухолей. У этой категории лекарств есть важная особенность: однажды получив полный ответ на иммунотерапию, мы сохраняем его на годы. У цитостатиков и таргетных препаратов такого нет, там этот эффект длится в среднем от полугода до года. То, что новые препараты дают возможность превратить ра нее считавшееся смертельным заболевание в контролируемую хроническую болезнь или полностью от нее излечиться, вселяет надежду в миллионы больных.

Да, мы пока не можем вылечить всех. Но можем выделить иммунозависимую популяцию и полечить ее. Например, для рака легкого это около 25% всех пациентов. Это уже немало!

Бывает, что опухоли уходят полностью, как в случае со Святым Перегрином, однако следует признать, что это случается крайне редко. Чаще – они значительно уменьшаются в размерах или полностью регрессируют и такое состояние при назначении иммунотерапии может длиться очень долго. Сейчас все эти эффекты изучаются более активно, и я уверена, что ученых ждет еще масса революционных открытий.